Сущая Правда и несусветная ложь

Дополнение: «Что моя жизнь? Ягра!»

 

Что моя жизнь? Ягра!

Но с Германном мои разнятся игры:

Себя он в «эго-играх» проиграл,

А я в согласьи с Азом Ягру выиграл.

           

Надеюсь, Вы уже яснее понимаете смыслы которые я вложил в обыгрывание слов героя драмы А.С. Пушкина «Пиковая Дама».

Вашему вниманию предлагается цикл статей под общим названием «Что моя жизнь? Ягра!»  В каждой статье этого цикла будут даваться описания и разъяснения содержания  конкретного мистического опыта (встречи с таинственным, сверх-естественным, Священным, инфернальным) в оптике Ягры. Такого  рода опытом обладают многие люди, в том числе и хорошо знакомые мне. Надеюсь, что кто-то из них также поделится своим опытом в этом цикле статей. Уверен, что цикл статей будет не только интересен, но и практически полезен посетителям сайта. Содержание цикла будет постепенно пополняться новыми статьями, может быть, кого-то из Вас.

Очевидно, что для абсолютного большинства людей важно знать, возможно ли какое-то посмертие после неизбежной встречи в свой срок со смертью? Поэтому в первой статье цикла я поделюсь своим предсмертным опытом, оказавшим непреходящее благотворное влияние  на всю последующую жизнедеятельность и самого меня. С этого предсмертного предстояния начался мой внутренний инициатический процесс духовного пробуждения, становления и воскрешения в Истине и в Ягре.

На основании своего личного опыта приближения к смерти и последующего инициатического процесса пробуждения в истинном Я - Азе, в родовой памяти и освоения разумного тайноведения Ягры я утверждаю, что посмертие возможно. Оно предопределяется важнейшими результатами нашего внутреннего становления или падения в процессе жизнедеятельности. В первую очередь от нас самих зависит, станем ли мы творцами своей судьбы или заложниками обстоятельств и жертвами рока. Возможно всё, но надо знать, как управлять собой и собственной судьбой. Разумное тайноведение Ягры помогает в этом и реализации Высшего Призвания в мире сем, в Таинстве Смерти и в посмертии. 

 

1. Предсмертная Инициация.

·        Побудка

·        Родовая матричная память

·        Варяжское Таинство    

 

Знакомство с важнейшими особенностями тайноведения Ягры у нас впереди. Пока же я уже целенаправленно стараюсь пробудить Вашу Сердечную Родовую (Матричную) Память. Предлагаю начать наше совместное вспоминание примером из моей жизни, когда я совершенно неожиданно для себя по воле судьбы  попал в предсмертное состояние и предстояние перед Предком – Стражем Благого Рода, прошёл посильное суровое испытание и получил передачу светоносного сгустка праведной информации. Содержание этого опыта, надеюсь, поможет вспомнить и глубже осознать что-то испытанное Вами. Кроме того, надеюсь, что этот и другие примеры, которые я буду по необходимости приводить, облегчат наше взаимопонимание и возможное сотрудничество.

Из года в год один и тот же сон,
Одно и тоже дивное виденье
Я прозреваю, успокоив мыслей сонм,
Войдя в Покой, Простор и Бденье.

Я знаю, здесь я пробужден
В себе ином и в Воле Бога.
Вновь мороком не побеждён,
Вновь к Роду привела судьбы дорога.

Наш Род извечен, как и Бог.
Он благ. Измену Правде не прощает.
Его Дух хладен, яр и строг
Он никому и ничего не обещает.

Лишь наставляет в Правде быть –
В ее студеном стрежневом потоке.
Достойным дар дает — служить,
И воскрешенье в Праведном истоке

Дарует тем, кто вспомнил ВСЁ
И ничего уже не просит.
Безмолвный вздох: «Ну вот и всё!»
Дух в Волю Вольную возносит.

А вниз звучит наказ простой
И раздается в сердце эхом:
«В миру сем падшем в Правде стой!
Восстань из люда Человеком!»

Я с детства чуял дивный звон,
В душе звенящий Благовестом,
Но вот стал Ражным Гудом он –
Знать, скоро буду с Родом вместе.

Пристально всматриваясь в прошлое, прозревая, вспоминая его, я ясно осознаю, что целеполагание всего моего жизненного пути на неустанный поиск Истины, Правды, Справедливости произошло ещё в далеком детстве и даже в ещё более глубоком прошлом. Моё счастливое и лучезарное детство прошло в сердечном единении с суровой и прекрасной Северной Природой в затерянном в дремучем лесу военном городке. Именно тогда, на ясной заре моей жизни, я, затаив дыхание, всем своим тогда ещё цельным и незамутнённым существом восхищенно впитывал сюжеты и образы волшебных сказок, былин, эпосов, мифов народов СССР и мира. Восхищаясь, пропитываясь и воспитываясь ими, я старался подражать деяниям их праведных и благородных героев, воображать и изображать их в играх и рисунках, всей душой отождествляясь с ними. Тогда же погружался в благотворный поток родной речи, слитый воедино с народной музыкой, которая тогда столь часто звучала по радио и в домах. С родителями и сам самозабвенно пел задушевные и раздольные народные песни. Не меньшее влияние оказывали подвиги героев совсем недавно отгремевшей Священной Войны, участниками которой были все окружавшие меня взрослые и родители. Многие годы этот мир в девственно чистом Северном лесу оберегал меня от суеты городской жизни. Он и сейчас живёт в моей сердцевине, целит и хранит от морока и порчи нашего смутного времени.

 Именно тогда я уже и наяву, и во снах общался с теми одухотворёнными и божественно прекрасными существами из Иного мира, встретиться с которыми вновь довелось лишь через долгие годы разлуки, проведенными в мороке современной цивилизации. Именно тогда, в детстве, была уже пробуждена Родовая Память и проложена моя тропинка к Роду, которая чуть было не заросла во мне безродными сорняками и не оказалась погребена под мусором умственного сора. Но настал все-таки судьбоносный день, когда светоносный смерч, Ярга и Ягра моей судьбы выжгли и испепелили дотла всё то, что замутняло сознание, и унёсли меня на границу миров и времен на встречу с судьбоносными таинствами жизни и смерти и их Хранителям.   

Момент воскрешения в Истине, пробуждение в истинном Я — Азе от морока цивилизации и заморочек эго, а также мощный и целенаправленный импульс к действию я пережил в мае 1967 года во время учебы в Ленинградском военно-механическом институте. В тот майский судьбоносный день я неожиданно попал в смертельно опасную экстремальную ситуацию, в которой произошёл мой первый после долгого перерыва выход из плотного «физического» тела. Как и многие другие пережившие подобное, я увидел своё тело на носилках у входа в госпиталь с высоты около трёх метров. Я слышал разговор стоявших рядом людей, испытывая при этом полное равнодушие и к телу, и ко всему происходящему.

Внезапно где-то внутри моего другого — тонкоматериального, но обладающего своей плотностью и человеческой формой тела возник световой вихрь, который объял меня в световой кокон, закружил и понёс в какую-то глубину в пространстве. Вскоре я оказался перед сияющей стеной струящегося, как серебристо-голубая живая вода, плазменно-подобного света. Во мне не только не было страха или удивления, но, казалось, что я уже знаком с этой стеной и знаю, что надо делать. Приложив ладони к стене, я ощутил её дыхание, попал с ним в один ритм и слился со стеной всем существом. Внезапно в центре груди, где-то в глубочайшей моей сердцевине возникла щемящая и сладостная боль, которая вскоре исчезла. Внутри меня вдруг открылся какой-то простор, когда боль, как запиравший его камень, отвалилась. Я ощутил мощный прилив жизненных сил и воодушевления. В этот момент я осознал, что смогу пройти сквозь стену, а точнее, что она теперь пропустит меня в Иной, уже предвосхищаемый и желанный мир..

Я ощутил непреодолимое стремление пройти в него. Как только во мне родилось намерение к действию, я ощутил в ладони встречное давление из-за стены, откуда навстречу мне начало выдавливаться, как барельеф, какое-то человекоподобное существо. Когда неведомый Страж Иного Мира полностью продавился сквозь стену, какая-то исходящая от него сила мягко отодвинула меня на несколько шагов и пригвоздила на месте. Мы встретились глазами, и я тотчас, мгновенно попал в глубочайшее засыхание всего существа, в какое-то оцепенение, паралич, вплоть до полной остановки дыхания.

Его светлые очи, лик, весь исполненный благородства облик и даже одеяние излучали суровую светоносную мощь, которая полностью парализовала всё мое существо, кроме сознания. Наверное, я попал в предельно близкое к смерти даже тонкоматериальной плоти состояние, в котором, однако, не было ни тени страха. Напротив — меня охватило изумление, восхищение, благоговение, восторг такой силы и чистоты, какой я уже давным-давно, а может быть и никогда, даже в детстве, не испытывал. Тем более, ничего подобного я никогда не испытывал в обыденном и привычном центре сознания, именуемом «эго», которое, уверен, это просто не пережило бы. Эго испарилось, исчезло, и я пребывал в совершенно ином центре сознания, который никак не зависел от эго и его содержания. Пребывая в смерти подобном засыхании, я ясно осознавал, что Страж своими пронзительными, суровыми и невозмутимо спокойными очами прозревает, проверяет и как-то оценивает мою истинную суть, решая мою судьбу. Наконец его взгляд чуть смягчился, и он выпустил меня из смертельного оцепенения, позволил жить, вернул дыхание, а точнее, вдохнул в меня своё, которое наполнило меня какой-то трудно описуемой уверенной мощью. Казалось, что я пробыл в оцепенении целую вечность, ибо чувство времени совершенно исчезло.

Вдруг во мне прозвучал его мощный, рокочущий голос: «Рано тебе. В свой срок придёшь, и я тебя встречу. Помни о сём». Он вытянул свою правую руку ко мне и устремил из себя через ладонь яркий сгусток белого света, похожий на шаровую молнию. Я ощутил мощный, пронзающий до сердцевины удар в область груди и взрыв белого света внутри. Свет мгновенно пропитал всё мое существо, вызвав неописуемое чувство радости, счастья, блаженства. Далее повелительным жестом и мощным поворотом своего тела он вызвал или породил Яргу Белого Света, которая закружила меня вновь, но уже в обратную сторону, и понёсла в потоке своей похожей на плазму световой субстанции …

 

Очнувшись в изрезанном «физическом» теле в реанимационной палате, я предельно ясно помнил всё случившееся в «тонком» теле и в другом центре сознания, который, в отличие от суетного и замороченного эго, пребывал в самодостаточном, уверенном и ясном покое. Какое-то время устойчивое пребывание в ином со-стоянии со-знания и теле сохранялось. Не было потребности в еде, общении, движении. Более того — не было не только желания думать и говорить, но даже сами способности к этому были весьма затруднены — голосовые связки и язык были как бы замороженными, а сознание пребывало в прежнем, ничем не замутнённом покое. Поначалу я не только не понимал смысла речи других людей, но или вообще не слышал её, или воспринимал как некий звуковой фон, похожий на рокот морских волн. Оказавшись уже в мире сём, я пребывал в накатившемся на меня мощном информационном потоке из других, более высокоорганизованных измерений мира, с которыми оставался в связи. Эта связь была возможной потому, что я всё ещё устойчиво пребывал в том же ином центре сознания, что и при встрече со Стражем. Было странное ощущение какой-то нереальности окружающего мира и чужеродности «физического» — плотного тела; сковывавшего мою иную, тонкоматериальную и более пластичную плоть. В обоих телах происходил таинственный алхимический процесс взаимопроникновения и согласования друг с другом. Одновременно ощущался ещё более глубокий и тонкий процесс пропитки обоих тел какой-то приятной мёдоподобной субстанцией, которая появилась во мне в результате светового взрыва. Теперь я понимаю, что Страж внедрил в меня сгусток своего внутреннего порядка, его квинтэссенцию, в безопасной для меня дозе, сделав тем самым прививку или, говоря языком мистиков, передачу. То, что это было именно так, показали дальнейшие события в моей жизни и мои внутренние благотворные, хотя часто весьма болезненные, изменения.

Другой не менее важный процесс протекал пред моим внутренним взором на каком-то экране, где-то в самой сердцевине моего тонкоматериального существа. Иногда экран зависал перед глазами снаружи. Там разворачивались и проходили чредой удивительной красоты картины природы, городов, замков, храмов, дворцов, обрядов, празднеств и других разнообразных событий, в которых я сам принимал участие в каких-то иных жизнях, обличиях, мирах, временах…

Я восхищенно со-зерцал исполненных божественной красотой и благородством наших с Вами Праведных и ладных Предков и других существ, входящих в единый в разнообразии Благой Род, созидающий в Общем Правом Деле всё более совершенную, одухотворенную многомерную Вселенную. Я не просто видел их, но действительно со-зерцал в зеркале-зерцале-экране своей сокровенной Духовной Сердцевины, а они меня в своих. Многие из них взирали мне прямо во внутренние очи и ощутимо передавали через свой взгляд своё внутреннее состояние, в той мере, в которой я был способен его воспринимать. Говоря современным языком, я своим иным центром сознания и Духовной Сердцевиной воспринимал информационный поток от наших Предков и других существ, пребывающих в иных, более высокоорганизованных измерениях Земли и Вселенной. Конечно, в то время у меня не было понимания того, каким образом эта взаимосвязь становится возможной и каким образом наши Предки оказались живее всех живых в мире сем.

Понимание и умение налаживать и поддерживать такую связь пришли через многие годы упорного и разностороннего поиска. Одна из главных трудностей состояла в том, что скорость передачи информации, концентрация её смыслов, образов, символов, архетипов и прочего были в этом потоке во много раз выше, чем скорость говорения или визуальный ряд, воспринимаемый нормальным людским сознанием в нашем измерении.

Пребывая в ином центре сознания, я успевал воспринимать и усваивать прямую передачу через отождествление с источниками, в меру своих возможностей. Кроме того, «эго» было вытеснено другим центром сознания (Азом) и не создавало помех. Рассудок тоже молчал. Вся информация впечаталась в Матрицу памяти Духовной Сердцевины. Эта Матрица и сама Духовная Сердцевина открываются при определённых условиях и в особых обстоятельствах, если ещё нет устойчивого отождествления с центром-ядром сознания Сердцевины — Азом. Но законным правом изречь: «Аз есмь Человек» обладают очень немногие из современных людей, как Вы, надеюсь, поймёте и согласитесь по мере знакомства с текстом. Азом не рождаются, им становятся, но чаще в наше время так и не становятся. Эго не обладает устойчивой связью с Азом, часто не осознаёт его присутствие вообще и даже страшится его, справедливо предчувствуя свою отставку или даже исчезновение при принятии Азом управления всем существом на себя. Чаще всего Аз включается в экстремальных, смертельно опасных ситуациях, когда надо совершать цельные, высокоскоростные и точные действия, на которые эго, рассудок, их умения и стереотипы поведения и мышления не способны. Аз способен включить все возможные и необходимые для спасения организма психосоматические и духовные резервы, которые этот организм способен выдержать и использовать без вреда для себя. В тех случаях, когда таким образом спасти организм уже невозможно, Аз и Матрица покидают «физическое» тело, забирая в Духовной Сердцевине все накопленные впечатления и достойную их статуса и порядка информацию. Весь остальной эгоистический багаж и мусор, включая само эго, они не берут с собой в более высокоорганизованные измерения за ненадобностью и абсолютной невозможностью переправки их через неминуемую для низменного или несущественного содержания эго смерть на границе измерений. Весь этот багаж страстей, желаний и прочий мусор распадается и поглощается мусорщиками-бесами и прочей нечистью и нежитью, питающимися низменными психическими остатками умирающего организма. Об этом у нас речь еще пойдет впереди, а пока вернемся к описываемой мною с конкретной целью моей тоже очень конкретной ситуации. Я достаточно подробно описываю ее для того, чтобы облегчить на этом примере понимание последующего содержания текста. В этой и многих других жизненных ситуациях, которые мне было суждено пережить, Аз брал на себя их разрешение и заодно уничтожал эгоистический мусор, прочищал само эго и всю психосоматику. Пройдя такое очищение, они становились более восприимчивы к благотворному и правильному влиянию Аза, Матрицы и Духовной Сердцевины в целом. Иными словами, я с детства попал в спонтанный инициатический (побудный) процесс Ягры.

Это отнюдь не означает, что для осознания Аза, Матрицы и Духовной Сердцевины надо обязательно попасть в экстремальные ситуации или в предсмертное состояние. Многие в них попадают, но очень немногие действительно что-то ясно осознают, ибо осознание зависит от многих факторов, которые мы рассмотрим позже. Существуют гораздо более надёжные и безопасные пути и способы осознания Аза, Матрицы и Духовной Сердцевины. С одним из таких путей — Ягрой вы ознакомитесь в этом цикле текстов. Но вернемся в 1967 год.

Далее информационный поток принёс сюжеты древних русо-славянских, германо-скандинавских и ещё более древних северных мифов, преданий, сказаний, обрядов, связанных с деяниями ИсКонных Богов: Сварога, Лады, Сварожичей, Одина, Асов, Митры, Велеса… До этого я ничего не знал о них в этой жизни и вообще не интересовался какими либо Древними Священными Традициями и современными религиями. Я учился в ЛВМИ конструированию ракетных двигателей, родился и вырос в семье военнослужащих Советской Армии – участников Священной для них войны.  Мои родители, как и большинство советских людей, считали христианство несовместимым с человеческим достоинством  «опиумом для людей». Посему никакого религиозного воспитания я не получил и не ощущал в нём никакой внутренней потребности. То, что произошло со мной поразило меня до глубины души и я ни с кем не делился этим. Теперь я понимаю, что произошло взаимосогласование моей родовой и кармической памяти из прошлых жизней с родительскими: русо-казачьей по матери и русов – виндов (частично смешавшихся с немцами и скандинавами варягов). Иными словами, проявилась моя сопричастность Русо-Славянской и Германо-Скандинавской Древним Традициям. Постепенно пришло осознание сопричастности к Праматеринской для них Исконной Северной Традиции Белой Расы, а далее и всего рода людского – видовой и обще-Родовой Исконной Традиции.

В наибольшей степени пробудилась память о былой сопричастности в прошлых жизнях Русо-Варяжской Традиции – Ягре. Варяги были отнюдь не только и не столько позднейшими викингами по своей принципиально иной исконной сути, цели, деяниям. Варяги варганили с помощью Ягры справедливый и ладный мир Русской Ягры и Русской Правды. У поначалу родственных им по духу и крови викингов цели со временем изменились. Я проясню это позже…

Этот поток сменился другим, в котором перетекали друг в друга, сливаясь в гармоничное и всё более сложноорганизованное единство, живые Священные образы, символы, знаки. Их внутреннее содержание и «геометрия» разворачивались в разнообразные живые пространства. Всё это осознавалось мной как растущий, согласованный и цельный организм с едиными принципами внутренней организации в своей основе. Весь этот поток сопровождался удивительной по красоте и возвышенности музыкой и пением… Наконец, я попал в безбрежный океан Белого Света, который, казалось, кипел, как газированное молоко. Океан состоял из взаимосвязанных притяжением друг к другу вибрирующих шариков Белого Света. Их чрезвычайно высокочастотная вибрация осознавалась как радостный ГИМН БЛАГОМУ БОЖЕСТВУ. У меня возникло удивительное чувство отождествления, в котором я одновременно ощущал себя одним из шариков и всем бесконечным океаном. Какое-то время я пребывал в этой совместной радостной вибрации-гимне, главной особенностью которой было чувство невыразимого блаженства, переполненного радостными творческими жизненными силами и знанием обо всём на свете сразу, но пока ещё ни о чём в отдельности. Затем возникло чувство насыщения Благом и внутренняя потребность отделиться, чтобы начать самостоятельно двигаться и действовать. Далее последовал переход через наполненные цветомузыкой пространства в наш мир, который предстал передо мной в багрово-чёрных тонах и зазвучал тревожной, трагической музыкой. Я погрузился в какой-то чёрный, живой и отвратительный для меня океан и потонул в нём…  

Вынырнул я в СССР образца 1967 года. За окном больничной палаты продолжался всеобщий застой и запой, начиналась битломания, психоделическая «революция» хиппи и моя новая и очень непростая жизнь в теперь уже навсегда другой и пока ещё раздвоенной реальности, а точнее, на перекрестке миров, куда меня занёс таинственный вихрь судьбоносной Ягры.

Тайна — таящееся и тающее Иное, Инаковое в нас и в мире. Но теперь Иное уже не таилось и не таяло. Оно стало главной и родной реальностью, в отличие от мира сего, который стал остро ощущаться как чуждый враждебный и безысходный. Надо было как-то вживаться в него, тая свою Тайну всех тайн ото всех до поры до времен. Так началось мое погружение во многолетний кризисный и до поры почти бессознательный инициатический процесс…

Так прошло много лет неустанного поиска своего Истинного Призвания и пути реализации его. Я уже знал, что возможно какое-то посмертие и, быть может, даже бессмертие. Мне уже не надо было верить в это, в Бога и т.п. Это стало просто само собой разумеющимся, как, например, то, что у меня есть родители. Проблема была в том, что я не знал тогда как это совместить с окружавшей советской действительностью, что и как реализовывать. Кроме того, я ясно осознавал, что миновать Стража невозможно, а пропускает он далеко не всех, но лишь обладающих каким-то необходимым для этого и таинственным для меня достоинством. Сам Страж ни о чём не спрашивал, но, заводя в паралич смертельного засыхания, просто сурово сканировал, прозревал нутро и истинную суть, справедливо и беспристрастно решая дальнейшую судьбу. Страж просматривал что-то, не связанное с «богоизбранностью»,   «правоверностью»  или «богоносностью».  Было ясно, что это таинственное внутреннее достоинство не зависит от сопричастности какой-либо «истинной» религии, вере и т.п. Он прозревал что-то иное…

На раскрытие этой Тайны всех тайн ушло много лет. Наконец, как гром и молния среди ясного неба, пришло озарение и осознание её естественной и мудрой простоты, которая наверняка покажется кому-то даже банальной. Осознание значения и даже величия этой простоты должно быть,  наверное, всё-таки выстрадано в страде поиска Справедливости… В тот же миг я получил подтверждение верности озарения и мощную светоносную передачу для будущего уже осознанного служения в Общем Деле Благого Рода. На пути Ягры я вновь встретился со Стражем, взор которого уже не был так суров, как много лет назад. Теперь я уже не попал в паралич предсмертного засыхания, встретившись с его суровыми очами, но пребывал в предстоянии, со-зерцании и передаче как уже по духу свой – осознавший, что все мы – люди, да не все Человеки и, что только Человечность дарует законное право входа в Вечность…

Немало лет уж я прожил
С тех пор, как задал Страж загадку
И встречу твердо посулил
По обретении разгадки.

Свершилось! Осознал я вдруг
Загадки дивной разрешенье.
Оков рассудка тесный круг
Я разорвал в одно мгновенье.

В один лишь миг! Но в нем года –
Года мучительных раздумий,
Иллюзий крах, души страда,
Проклятий град на скудоумье.

Рассудок выдохся, сгорел
В накале ражном духа, воли.
Лишь выжжа эго, Аз прозрел,
Уж не прося счастливой доли,

Уж не пытаясь заслужить
Иль выпросить «раёк» в награду.
Не волновала больше жизнь
И страха не было пред адом…

Меня объяла Пустота,
Но не тупая, словно одурь,
А в преизбытке Полнота
Неизреченности свободной.

В той Пустоте судьбы звезда
Неистовым огнем горела.
Утихло эго и тогда
Вонзился луч ее мне в Чело.

В каленьи белом выгорая,
Воскликнул всем своим нутром:
Благие! Мне не надо рая –
Лишь Вам служить! И грянул Гром…

Явился Пращур вновь суровый,
Перепоясанный мечом.
Клинком, не говоря ни слова,
Рассек до сердца и ключом

Взъярились Аз, Спас Ражный, Дух,
Отверзлись очи вновь иные,
Иной открылся также слух.
Промолвил Он: Внемли! Отныне

Ты служишь этому мечу
Твой храм – ты сам. На Духа крыльях
Тебя на Волю отпущу –
На Волю Божью и Всесильну.

Лишь Воля Вольная Вольна.
Служить Ей – благо и отрада.
Свобода ж каждому дана –
Вплоть до служенья силам ада.

Постичь все степени свободы
За время жизни нелегко.
В итоге – Путь служенья Богу
И Воле Праведной Его.

Тебе ж служить сему мечу –
Он «Различением» зовется
Тебе теперь он по плечу
И в сердцевине приживется.

Она впредь – ножны для меча,
А меч сей - прям и хладно ясен.
Прямит он дух. На нем печать
Исконной Ягры. Он опасен

Для лжи в обличии любом,
Что извращает Божье Слово,
Вскрывает суть и острием
Стоит незыблемо в основах

Родного с детства языка,
Что Коном дан во благо людям,
Меч – сам язык, а ты – слуга
И брат его.     Ты не подсуден.

Велеречивым болтунам –
Торговцам «раем», «словом божьим»…
Дар различенья тебе дан
Из Аза ясно видеть ложность.

Но этот дар в тебе живет,
Пока ты сам в единстве с Правдой.
Как только скажешь, впустишь ложь, -
Почувствуешь, что ты отравлен.

Противоядие в мече
Всегда в опасности ты сыщешь.
Опасность кроется вообще
Во всем, в чем меру ты превысишь.

Всему Бог в мире меру дал,
Все соизмерив Сущей Правдой,
А управленье передал
Разумной Воле, Спасу, Ладу.

Служи им верно, Лад крепи
В себе и в тех, кто ищет Правду.
Всех, кто созрел, нацель, стреми
Искать служенье – не награду!

Служенье в мире сем непросто,
Когда весь люд во лжи лежит,
Наполнен злобой, алчной рознью
И прочь от совести бежит.

Стремясь за бренной, тленной «Властью»
В самозабвенье и дурман,
В ученьях ложных ищет счастья,
Но всюду кроется обман…

Как много тех, кто ищут тайных
Даров, способностей, чудес!
Как мало тех, кто неустанно
Взыскует праведность в себе.

Лишь тем не страшен Правый Суд,
Кто совесть смог в себе сберечь.
Храни ж её и свою суть,
Будь ясен, прям, как этот меч.

Не обнажай его до срока
Храни его до главной сечи.
Блюди себя сурово, строго
И до поры будь не замечен.

Придет твой срок. Получишь Весть.
Гроза Возмездия уж скоро.
Грядут и сроки. Благовест
Уже колеблет подлый морок.

Взирай на образ дивный сей.
В нем Тайна Времени для зрящих.
Даю его не для людей
Слепых, подложных, мертво спящих.

Имеешь право передать
Сей Тайный Ключ созревшим Видеть.
В нем Тайна Смерти и Печать
Праведы – Правил Вечной Жизни.

Кто постигает сей Закон,
В себе в Косу свивает Время.
По Воле Божьей Вечным он
Взойдет в извечной Славы Племя.

И в плазме Славы Правда – Мать
Его Восхитит к Роду в Сваргу,
Где Предки, что Богам подстать,
Как сына встретят, а в Асгарде

Ударят скальды в звонки струны
И песнь чудесная, звеня,
Сама совьется в златы руны
Благословенного огня.

Да будет так! Порукой в том
Наш Род Извечный и Заветы
Быть Человеком - не скотом,
Но цельным, вечным сыном Света.

Пребудешь ты в единстве с Родом,
Покуда Ягрою ведом.
Нисходит смерчем Рок сквозь морок
Для завершения времен

И циклов, Богом отведенных
Преображению людей.
В Праведе Ягрой пробужденный
Помочь кому-нибудь успей.

Густеет мраком Ваше Время,
Все ускоряя свой разбег.
Растет по капле Рода племя.
В нем капля – каждый Человек. –

Кто Искру Божью не растратил,
Не загасил Исконный Дух,
Кто совесть, честность не утратил,
Кто в бренном, тленном не протух.

Рок свергнет ложные кумиры
И наважденья подлой лжи.
Яви вновь Ягру в лютом мире,
Достойным людям накажи

Восстать из люда в Человеки
И выжечь Правдой Кривды тлен.
Как не звучит без звука эхо,
Как не темнит без света тень –

Так и без Правды Кривды нету
Для здравомыслящих людей.

Ведь Кривда – искаженье Правды,
Кривое зеркало Её.
Лишь имитирует коварно,
Но жить не может без Нее,
Всегда живя за счет Ее.

Она лишь – морок, наважденье
И в Бытии ей места нет,
В зачистке Роковой Кресеньем
Исчезнет с бесами навек.

Ты ж в Правде стоя, совесть слушай.
Крепи свой дух и ум трезви.
Разумной волей в тело, в душу
Спас Ражный Ладом призови.

Настрой свой Лад в согласье с Ладом,
Звенящим Ягрой из Искона.
Пройдя по краю бездны ада,
Вернешься в Кон стезёй Докона.

Готовься к Року и служи
Крепи свой Лад. Готовым Правду
О нашей встрече расскажи
И Веденье отдай в отраду.

Отдай от сердца! Не таи!
Оно доступно только лучшим –
Кто с Богом в Правде со-стоит,
Став со-причастным Правде Сущей.

Пусть прозревают свою суть,
В своих таинственных глубинах.
Лишь в ней не страшен Страшный Суд
И смертный холод замогильный.

Суд Божий или же Судь-Ба –
Есть миг вскрыванья чьей-то сути.
Коль сути нет, то ни мольба,
Ни чары магии не впустят

Туда, куда приводит Путь
Служенья и самопознанья
Меч Различенья – смерть для пут
Иллюзий, тщетных притязаний.

Руби, секи, освобождай
Дух из оков химер, желаний.
Сомнений яд изничтожай
И  мессианских притязаний.

Но сам будь бдителен стократ –
Себя бди трезво и сурово.
Теперь ты знаешь, кто твой брат –
С ним поверяй поступок, слово.

Варягом вновь, как прежде, БУДЬ!
И в море морока людского
Варгань по Ягре Ражный Путь
На ладно-праведных основах.

А нить судьбы – Варяжья суть –
Суровый компас неуклонный –
Сквозь смерть поможет проскользнуть
По лезвию меча законно.

Чтоб уж в Доконе правя Путь,
Вернуться в Ягре в Сваргу Кона,
Среди собратьев отдохнуть
И вновь Варяжить Путь Исконный…

Прощай до срока! Ражным БУДЬ!
Стой в Правде Сущей непреклонно.
Тебе наказан Ягры Путь –
Служенья Правде, Роду, Кону

Ты сам в себе и Храм и Путь,
В драккаре Ягры – кормчий – конунг...